«Я — врач, поэтому дам своему ребенку умереть!» Страшный совет доктора Алексеевой всколыхнул Сеть.

Каждый из нас боится смерти, и не только своей, но и смерти близких. Между получением известия о неизлечимой болезни и последним вздохом обычно лежит более или менее продолжительный период времени, который и больные, и их родственники проживают по-разному: оставшиеся годы, месяцы или недели несчастный может провести, пытаясь ухватиться за жизнь всеми возможными способами, или же просто принять свою участь, окруженный поддержкой и заботой близких людей.

смертельно больной человек

«Так Просто!» делится с тобой откровенным постом врача Маргариты Алексеевой, которая здраво рассуждает на тему тяжелобольных и умирающих пациентов. И пусть эта тема не из легких и каждый решает сам за себя, мы убеждены, что ее мнение имеет право на существование.

Тяжелобольной пациент

«Обучаясь в университете, я не переставала удивляться, как много болезней и неприятностей случается с человеком, и удивительно, как при таком количестве напастей человеческое существо умудряется дожить до своих лет, да еще и детей здоровых родить.

Каждому, читающему эти строки, чертовски повезло. Но есть и другая категория обывателей, довольно многочисленная, которой повезло куда меньше — они страдают от страшных и неизлечимых недугов, которые настигли их еще в чреве матери, после рождения или в более зрелом возрасте.

умирающий человек

Но и среди этих несчастных есть те, кому повезло больше, а кому-то — в меньшей степени. Есть тот, кто в полной мере осознает свою неизлечимость, проходит все стадии горя и умирания и, в конце концов, мучительно умирает. Такому человеку, как ни странно, повезло.

Но есть и другие, которым повезло куда меньше и с которыми мы с вами сталкиваемся время от времени: с экрана телевизора, плаката в общественном транспорте или в ленте социальной сети на нас смотрят их печальные и полные мольбы глаза.

человек умирающий от рака

Разумеется, большинство из них — невинные дети, и они, увы, вряд ли понимают, что же с ними происходит на самом деле. Зато это понимают их родители, тети и бабушки. “Маленькой Алиночке с нейробластомой 4-й стадии с прорастанием везде срочно нужна операция в Израиле”. “Поможем Диме со злокачественной опухолью ствола мозга пройти курс лечения в Швейцарии”.

Разные люди, разные семьи, схожие диагнозы, но исход всегда один — смерть. Родственники проходят те же стадии горя и умирания, что и сами умирающие. И то, что мы видим, — третья из пяти.

о чем думает умирающий человек

Возможно, я прошла бы те же стадии, что и они. Продала бы квартиру, расставила ящички для сбора средств в крупных торговых центрах, писала бы слезливые посты про бешеные тысячи евро, за которые нас согласилась лечить единственная клиника на юге Германии, но… Так уж вышло, что я — врач.

И как врач, я прекрасно понимаю, что рак в запущенной стадии — приговор. И умирают от него везде: и в России, и в США, и в Тель-Авиве. Рак на последней стадии — это всегда смерть, всегда боль и всегда страдания. И мне искренне жаль тех, кто питает иллюзии, что в Израиле смерть вдруг перестанет быть смертью.

неизлечимые болезни

Терминальные стадии заболеваний — это маркеры близкого завершения земного пути. И поголовно все врачи в каждом уголке мира это понимают. И если умирающий пациент вдруг приглашен на лечение куда-то за бугром, то лишь потому, что горе и надежда — два товарища, которые всегда были прекрасным бизнесом. Потому лучшее, что вы можете сделать для умирающего близкого человека, — это дать ему умереть.

умирающий родственник

Ослепленные почти несуществующим шансом, люди забывают, что их тяжелобольной близкий человек умрет, а им придется жить дальше. Где жить, если жилье продано во имя клиники в Швейцарии?

На что жить, если ближайшие десять-двадцать лет им придется работать лишь на раздачу долгов? Об этом не думается, нельзя. Но желали бы любимые умирающие им такой участи?

тяжелобольной родственник

Всё, что вы можете, — это быть рядом, пока близкие умирают. Всё, на что вам стоит потратить деньги, — это на адекватное обезболивание. Свозите умирающего ребенка к морю, закажите для умирающей матери концерт ее любимой музыки, исполните мечты, которые под силу исполнить.

Позвольте умирающим видеть вас, пусть и несчастными, но не за гранью разорения. Дайте им понять, что они оставляют вас не в самой тяжелой ситуации. И, ради всего святого, дайте им умереть. Это право так же неприкосновенно, как и право на жизнь…»

тяжелобольной человек

Тем, кто никогда не переживал подобной ситуации, вряд ли позволительно судить и раздавать советы. Но, может, и вправду не стоит превращать последние годы, месяцы или даже недели жизни умирающего в сущий ад и переживания?

Помоги больному прожить все стадии умирания достойно, с гордо поднятой головой, пускай последние мгновения будут радостными и полными любви, невзирая на проделки беспощадной судьбы. Все мы когда-нибудь встретимся еще раз, но уже в совсем ином мире!

Обязательно делись своим мнением об этой статье в комментариях.

Источник

Кристина Миронюк
Поклонница живописи, особенно Моне и Климта. Обожает кино, ценит музыку на виниле. Архитектура и скульптура — то, что вдохновляет любознательную личность круглосуточно! Кристина занимается изучением цифровых технологий для протезирования в стоматологии. Девушка выбирает минимализм и простоту как в интерьере, так и в жизни. Вдохновляющий горный вид и книга «Двадцать тысяч льё под водой» Жюля Верна — вот что нужно для счастья нашему очаровательному автору!

комментариев 9

  1. Прошло семь лет после ухода по той же причине моего брата. Боль не уходит до сих пор. Согласна, что не надо мучить уходящего без шанса на выздоровление близкого человека. Но когда врачи «дают» шанс, то сложно сказать, что мы не будем нести последнее для исцеления. Все зависит, сколько совести осталось у врача, который находится рядом с больным человеком. В случае с моим братом, а это была 4 стадия, как сказал оперирующий врач «у вас случай для диссертации, я такого за все свою практику не видел», но тем не менее нам рассказывали, что, вкратце, «он идет на поправку», каждый день мы приносили медпрепараты на сумасшедшие суммы, платили за непонятные анализы, пока я не ворвалась в реанимацию и после увиденного не устроила им полный разнос. Тогда этот не человек — доцент, который оперировал и вел брата пригласил меня в кабинет и признался, что брата он знал давно, очень хотел помочь, но случай очень запущенный, помочь нельзя и даже вернул мне деньги за операцию. Дальше…

  2. Все правильно. Я онкобольной. Уже восемнадцать химий. Дайте нам право уйти в сознании. Должна быть добровольная эвтаназия. Так будет лучше.

  3. Согласна с вами. Сама нахожусь в таком положении, и не хочу,чтобы мои дети «пошли по миру» после моей смерти.. Я говорю им:: «от смерти таблеток нет»,и не стоит живущим приносить нужду и разорение: это не даст тебе утешение в загробном мире. Если есть возможность облегчить боль,-помогите, но не держите.ведь боль приходит до потери сознания…ребёнку это трудно вынести, не мучайте больного.

  4. Владимир

    Согласен.

  5. Спасибо, доктор Алексеева, за правду. Хоть горькую, но правду… Иной раз помощь только продляет мучения, а не реально помогает

  6. Очень правильно написано.К сожалению, я поздно это осознала, спасая маму от рака ствола головного мозга.

  7. Абсолютно правильно . В данной ситуации имеет значение только облегчение болей и мучений, поэтому все силы должны быть направлены на это

  8. Мама умирала от рака и одна из мыслей, которую она разговаривала вслух, была:» Как бы мне прожить подольше, чтобы вам (детям ее, уже взрослым) помочь. Потому что оставались невыплаченные кредиты, которые были взяты на нужные дела, когда мама еще не знала о своей болезни.
    Да, нужно суметь отпустить. Пройти рядом весь путь, но дать возможность уйти спокойно. И выполнить все мечты, пусть самые маленькие и вроде ничего не значащие. .. Я никогда, до конца своих дней, не забуду сказку, которую мама просила ей прочитать, а я сделала это не с первой ее просьбы. Стеснялась читать вслух или думала, что еще начитаюсь. Не верила, что совсем скоро -конец. Сказка о Царе Салтане, которую мама читала мне в детстве.

  9. Валентина

    Совершенно согласна со сказанным,пережила в семье смерть от онкологии двух близких людей.отца и сестры в 25 лет, единственное что бы обеспечить им достойный уход без боли и мучений.

Оставь свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.